25 июля в военном суде в Яффо обвиненный в убийстве боевика солдат Эльор Азария начал давать показания по делу. В ходе заседания подсудимый обвинил своего командира во лжи и плохой памяти.

Когда прокурор заявил Азарии о том, что его показания являются противоречивыми, военный ответил, что свидетели инцидента помнят не все, а есть и такие, кто говорит неправду. На вопрос о том, кто же лжет, был назван командир батальона Том Неэман.

«Я однозначно утверждаю, что командир роты дает ложные показания. Он забыл многие детали, и сказанное им не отражает всей картины», — заявил Эльор Азария.

За день до суда обвиняемый около 6 часов отвечал на вопросы по делу и рассказывал свою версию произошедшего. Во время беседы солдат, помимо своего командира, обвинил, также, начальника Генштаба ЦАХАЛа Гади Айзенкота и экс-министра Моше Яалона в отсутствии с их стороны поддержки. «Меня бросили на растерзание собакам», — подчеркнул Азария.

Военный рассказал, что открыл огонь по боевику из-за угрозы. Возле террориста лежал нож, а на нем самом была плотная одежда, вызывающая подозрения в том, что под ней что-то спрятано. «Место теракта не было блокировано, там свободно передвигались люди, а командиры вели себя так беспечно, как будто все уже закончилось. Я принял решение в долю секунды, так как опасался, что у террориста есть взрывное устройство и дело кончится взрывом и погибшими», — рассказал солдат.

Эльор Азария сообщил, что сразу же после инцидента он разговаривал с командиром. В ходе беседы он изложил свои опасения и доложил о том, что была угроза. «Командир батальона накричал на меня при других солдатах, и сказал, что не хочет видеть у себя таких бойцов, как я. Командир роты, услышав впервые о происшествии, дал мне несколько пощечин, а потом потребовал, чтобы вся эта история осталась между нами», — утверждает подсудимый.

Поделитесь с друзьями:

КОММЕНТИРОВАТЬ